Дверь открылась, и в кабинет вошла хорошо одетая женщина лет пятидесяти, за ней зашел молодой парень лет 25-ти. Она села передо мной, он остался стоять около дверей. Ее первой фразой было: «Сделайте с ним что-нибудь, у него 2 высших образования, такой он у меня хороший, но жить ему почему-то не хочется».

Парень при этом никак не отреагировал и продолжал смотреть в окно. В его глазах не было желания получать помощь и вообще вступать в диалог. Поэтому мой вопрос был адресован женщине: «Может быть в помощи нуждаетесь вы? Может быть это вы не знаете, как себя вести со своим сыном?» На что я получила предполагаемый ответ: «Вы что? У него же проблемы. Я жизнь ему посвятила, а он – неблагодарный, жить не хочет».

Это реальный случай из моей практики. Мать заботилась о сыне 25 лет, все делала для него и ЗА НЕГО. И ей тяжело понять, что она лишила сына самостоятельной жизни. Что она забрала у сына желание желать и выбирать. Даже желание обратиться к психологу у него забрала и выбор между жизнью и смертью она пытается у него контролировать.

В преклонном возрасте опека над сыном такую маму начинает наконец-то тяготить, и она приводит сына на прием к психологу и говорит: «Сделайте с ним что-нибудь». Но она никогда не признает, что из-за своего эгоизма ее физически здоровый сын стал фактически калекой – беспомощным и неспособным на поступки и самостоятельную жизнь.

Тема отношений родителей и детей подросткового возраста.

Детей, которые одной ногой уже замахнулись во взрослую жизнь, но поставить твердо ногу еще не смогли. Детей, которым лет по 13, 14,15. И старше, старше… Детей по 25 лет, детей по 30 лет, и даже по сорок.

Смогут ли они когда-нибудь поставить ногу во взрослую жизнь?

Мама переживает за 16-17 летнего лба, что он сидит в компьютере, не позавтракал до 12 часов дня, не выбрал учебное заведение, в которое будет поступать через 4 месяца. А у нее столько хлопот о нем – приготовить завтрак, постирать, поднести, выбрать его будущее место учебы, а он сидит в компьютере и носа не поднимает.

И несчастная озабоченная мама это называет: «Он не делает выбор». Или по-другому, еще более «мягко»: «Он не может сделать выбор – он же еще ребенок». И начинает суетиться, выбирать ВУЗ, договариваться со знакомыми, одалживать денег, тянуть его за уши. А он? Что он – он ничего. Он, как амеба, тащится за мамой по приемным комиссиям, глядя в телефоне ютуб и ВК, мама же все решает, самому ответственность ни за что брать не надо.

Ходит без мотивации на занятия. Закончив учебу, не может найти роботу. У мамы и на это готов ответ: «Время же сейчас такое – работу по специальности не найти». И тут возникает у мамы идея фикс: «А не поступить ли в университет на другую специальность?» Мама выбирает актуальную, востребованную и опять ищет деньги, работает для блага сына и …

И через несколько лет приходит с сыном к психологу со словами: «Сделайте с ним что-нибудь». А приходить надо было 15 лет назад. Так сложилось, что воспитанием в современной семье занимаются в большинстве случаев мамы. Поэтому материал этот адресован мамам взрослеющих сыновей (для пап он тоже будет полезным, и я никоим образом не исключаю пап из процесса воспитания детей, просто у пап другие белые пятна в воспитании, о которых я здесь не упоминаю).

Наши дети растут и меняются, и вместе с ними надо меняется и нам, родителям. Все, что касается жизни детей – очень динамично, и в этом есть свои плюсы и минусы. И один из них – это то, что они меняются очень быстро, и иногда мы не успеваем меняться вместе с ними.

«В семьях с детьми-подростками проблемы управляемости могут быть связаны с неспособностью родителей перейти со стадии заботы о малыше на стадию уважения к подростку. В этой ситуации прежние программы, хорошо прослужившие в то время, когда дети были маленькими, мешают выработке новой формы семьи. Возможно, дети уже освоились с новым уровнем своего развития, в то время как РОДИТЕЛИ НА ЭТОЙ СТАДИИ СОБСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ НЕ ВЫРАБОТАЛИ НОВЫХ АЛЬТЕРНАТИВ.» – говорит нам семейный психотерапевт С.Минухин.

То есть родитель может быть САМ слабым звеном в плотной и взаимосвязанной цепи семейной жизни. А как мы помним, в своем глазу и бревна не замечаешь.

Динамика жизненного цикла семьи выделяет отдельным пунктом период, когда ребенок переживает переходный возраст. Это, пожалуй, самый трудный период для родителей, и для ребенка, и для семьи в целом. В это время начинается внутреннее психологическое отделение ребенка от семьи, появляется независимость его самооценки от оценки родителей, обостряются все скрытые и явные конфликты между членами семьи.

Задачи этой стадии развития семьи: установление в семье равновесия между свободой и ответственностью; создание у супругов круга интересов, не связанных с родительскими обязанностями, и решение проблем карьеры. Повторюсь, что надо четко осознавать, что те формы и стили поведения, которые мы используем с малыми детьми, являются недопустимыми для детей подросткового возраста и старше. Что же именно надо изменить в своем поведении маме сына, который отметил свое 13-летие и получил в подарок бритвенный станок.

7 обязательных действий мамы взрослеющего сына

1. Изменить стратегию собственного поведения.

Как вы уже поняли, начинать надо с себя. Вы – мама, которая родила и растила своего ребенка до 13, 14, 15 лет. Теперь этому ребенку надо помочь стать взрослым. Это ваша прямая обязанность – дать возможность сыну принимать самостоятельные решения. И ваша обязанность НАУЧИТЬСЯ принимать его самостоятельные решения и ВЫДЕРЖИВАТЬ их несоответствие с вашими планами.

2. Трансформировать материнскую заботу.

Для этого вам необходимо изменить обычную для вас форму общения. Забота в привычном для вас формате – вы знаете, что ему нужно и заботитесь о нем и его потребностях наперед – теперь будет приносить вред. Необходимо задавать сыну вопросы: Как ты думаешь? Что тебе хочется? Почему ты выбираешь это? Какие твои планы на ближайшие год, два, пять? Такие вопросы должны стать нормой общения между родителями и ребенком с детсадовского возраста. Но – лучше позже, чем никогда.

Задавайте вопросы, спрашивайте, что хочется и нравится ему. Учитывайте его пожелания и стремления во всем. Это тоже забота, но дающая возможность для развития самостоятельности ребенка. Не хочет завтракать – не надо. Пусть ходит голодным. Поверьте, когда вы перестанете уговаривать, он прибежит на кухню впереди вас.

3. Определить границы материального обеспечения.

Естественно, что родители обязаны обеспечивать своих детей одеждой, едой, игрушками и т.п. Но мало кто задумывается – до какого возраста. Необходимо обозначить, что с каждым годом после 18 лет финансовое обеспечение родителями будет уменьшаться. Сын должен знать, что не получиться сидеть на шее у родителей постоянно.

С 13-14 лет можно предоставлять ему возможность зарабатывать собственные небольшие деньги на карманные расходы. Например, старшеклассник может быть репетитором ученика начальной школы, можно делать хендмейд открытки и продавать их на выставках, можно помогать соседям выгуливать собаку за символическую плату, присматривать за младшим племянником и т.д.

Чтобы ограничение материального обеспечения не выглядело как гром среди ясного неба в 18-20 лет, необходимо говорить об этом с 13-14 лет. А если вы всю жизнь собрались его кормить и одевать, покупать телефоны и компьютеры, зачем же ему напрягаться и учиться, тогда не удивляйтесь его пассивности и нежеланию самостоятельного развития.