Не только обычные девочки-подростки страдают от комплекса «гадкого утенка». Оказывается, он знаком даже самым знаменитым красавицам.

Все мы знаем сказку о гадком утенке, превратившемся в прекрасного лебедя. Но только вот девочки, недовольные своей внешностью, зачастую не верят в возможность своего преображения. Почему так происходит? Действительно ли виноваты внешние данные или это – неуверенность в себе? Попробуем разобраться, заглянув в детские воспоминания знаменитостей.

Грейс Келли

Будущая американская актриса и княгиня Монако родилась в 1929 году в городе Филадельфия, США. В семье ее отца, Джека Келли – каменщика, ставшего миллионером, она была третьим ребенком из четверых. У Грейс было две сестры и один брат, с которыми ей приходилось делить внимание родителей: «Мы всегда соревновались между собой. Соревновались буквально за все, и особенно – за любовь».

В семье царил культ физической силы и здорового образа жизни. Бывший чемпион по гребле, Джек активно приобщал детей к спорту, а его жена Маргарет воспитывала в дочерях привычку к труду. Будучи немкой по происхождению, она старалась воспитать девочек в «немецком духе»: привить им равнодушие к внешности и модным нарядам, приучить к рукоделию, воспитать в них скромность.

Со спортом у Грейс не ладилось: она была полноватой и неуклюжей, часто спотыкалась и падала, а еще постоянно простужалась, а вот со скромностью все было в порядке: «В детстве я была ужасно застенчивой. Настолько застенчивой, что пыталась забиться куда-нибудь в угол, чтобы только не попадаться другим на глаза».

Первые годы обучения Грейс провела в католической школе, где особый упор делался на воспитание хороших манер. С одиннадцати лет она параллельно начала заниматься балетом и обожала это занятие, пока не узнала, что балерины из нее не получится из-за крупной комплекции. В 14 лет она поступила в частное учебное заведение для девочек, где проявилась ее страсть к драматическому искусству. Застенчивая Грейс принимала участие в спектаклях, получая колоссальное удовольствие от возможности перевоплотиться в кого угодно. Правда, выразительной внешностью будущая актриса похвастаться не могла: «Я была такая неприметная, что меня приходилось снова и снова представлять одним и тем же людям, прежде чем меня наконец начинали узнавать».

«Был такой период между четырнадцатью и шестнадцатью годами, когда внешне она ровно ничего из себя не представляла: вечно хихикающая девчонка с писклявым, слегка гнусавым голоском. У нее всегда были проблемы с носом. От этого ее голос звучал как-то по-особенному. А так как она любила покушать, то это не преминуло сказаться на ее весе. Кроме того, Грейс страдала близорукостью и вынуждена была носить очки», – вспоминала ее мать, Маргарет Келли.

Маргарет могла запросто сказать во всеуслышание: «Кому может понравиться наша Грейси?», не замечая, что ранит стеснительную дочь-подростка, обделенную вниманием мальчишек. Однако к шестнадцати годам Грейс чудесным образом преобразилась, превратившись в редкую красавицу. Окончив школу, она с удовольствием выпорхнула из родительского гнезда и поступила в Американскую Академию драматического искусства – так начался путь ее успеха.

Одри Хепберн

Неподражаемая Одри Хепберн родилась в 1929 году в Бельгии, в пригороде Брюсселя. Тогда ее звали Одри Кэтлин Растон. Мать Одри, баронесса Элла ван Хеемстра, происходила из голландского аристократического рода, об отце же, Джозефе Хепберне, мало что известно. У будущей актрисы было два старших брата – сыновья матери от первого брака.

Одри Хепберн

Родители почти постоянно были заняты собой, и часто – бурным выяснением отношений друг с другом. «На меня у отца и мамы времени почти не оставалось. Я запомнила, что никому не была нужна, и всю жизнь сомневалась, что может быть по-другому. Шоколад был моей единственной любовью, и он меня ни разу не предал», – писала впоследствии Одри Хепберн, вспоминая свое детство. В то время она действительно ела очень много шоколада и была довольно пухленькой, пока мать не стала ограничивать ее в сладком.

Когда девочке исполнилось шесть лет, ее родители развелись. Одри, обожавшая отца, очень болезненно восприняла это событие. Позже она признавалась, что в тот день, когда он ушел, закончилось ее детство. «Мать очень любила меня, но она часто не умела показать мне эту свою любовь. И у меня не было никого, кто мог бы просто приласкать меня», – спустя годы сокрушалась Одри.

После разрыва с мужем Элла с детьми переехала в Нидерланды. Здесь Одри училась в школе городка Арнем и самозабвенно занималась балетом. Даже когда в Арнем пришла война (он был оккупирован немцами), а с ней – и голод, будущая звезда не оставляла занятий – деньги на это мать зарабатывала уроками бриджа. Однажды Одри пришлось спрятаться в подвале и провести там целый месяц, питаясь несколькими яблоками и половиной буханки хлеба – после этого у нее началась желтуха и возникло множество других проблем со здоровьем. Одри очень быстро повзрослела.

Одри Хепберн

После окончания войны мать с дочерью переехали в Амстердам, где и началась карьера актрисы Одри Хепберн. Но даже спустя годы, уже став признанной иконой красоты и стиля, она весьма критично относилась к своей внешности. «Вот уж не думала, что с таким лицом, как у меня, можно появиться на страницах журнала», – говорила Одри, увидев свое фото на обложке журнала «Тайм».

«Я не красавица. Моя мама однажды назвала меня гадким утенком. Но если мои черты рассматривать отдельно, можно найти кое-что хорошее», – признавалась она. По словам Луки Хепберна, ее младшего сына, «…она думала, что у нее слишком большой нос и большие ноги, она считала себя слишком худой и была недовольна слишком маленькой грудью. Она смотрела в зеркало и говорила, что не понимает, почему люди считают ее красивой».